6декабря
6 апреля 2012, 16:28 История одного дома

Гостиницы и постоялые дворы

В конце 19 века в Благовещенске стало быстро расти население. Вместе с теми, кто приезжал на Амур навсегда, в городе стали появляться, как бы мы сейчас сказали, командированные, или те, кто останавливался здесь проездом. Сюда приезжали и на сезонные работы: на прииски, сельхозработы или на период навигации. В Благовещенске стала стремительно развиваться сеть гостиниц и постоялых дворов. Наряду с доступными и недорогими заведениями в городе строились комфортабельные и вполне по-европейски обустроенные гостиницы (в разные годы их количество доходило до 25). Это считалось делом прибыльным. Приезжие чиновники, офицеры, купцы и промышленники предпочитали останавливаться в хороших и дорогих гостиницах. События романа Станислава Рэма «Простая шахматная доска» происходят в старом Благовещенске. В город прибывает чиновник по особым поручениям. Его встречает местный полицейский: «…А гостиница, или хоть какой-никакой постоялый двор в вашем захолустье имеется?» «Обижаете, – Самойлов незаметно расстегнул верхнюю пуговицу мундира и тут же застегнул её обратно, вмиг сообразив, что приезжему может не понравиться его внешний вид. Принесла же нелёгкая на его голову этого. – Гостиница «Манжини», к примеру, имеется. Очень солидное заведение. Рекомендую. Принадлежит французу, Луи Манжини. У Анисима Егоровича Лукьянова неплохое заведение. Пользуется большой популярностью. Опять же, «Кувшиновское подворье», «Кондрашовская», – столичный гость тяжело вздохнул. – Достаточно. И в какой из них нет клопов? – Да что ж вы такое говорите! Какие клопы! У нас с этим даже очень…

В конце 19 века в Благовещенске стало быстро расти население. Вместе с теми, кто приезжал на Амур навсегда, в городе стали появляться, как бы мы сейчас сказали, командированные, или те, кто останавливался здесь проездом. Сюда приезжали и на сезонные работы: на прииски, сельхозработы или на период навигации. В Благовещенске стала стремительно развиваться сеть гостиниц и постоялых дворов.

Наряду с доступными и недорогими заведениями в городе строились комфортабельные и вполне по-европейски обустроенные гостиницы (в разные годы их количество доходило до 25). Это считалось делом прибыльным.

Приезжие чиновники, офицеры, купцы и промышленники предпочитали останавливаться в хороших и дорогих гостиницах.

События романа Станислава Рэма «Простая шахматная доска» происходят в старом Благовещенске. В город прибывает чиновник по особым поручениям. Его встречает местный полицейский: «…А гостиница, или хоть какой-никакой постоялый двор в вашем захолустье имеется? Обижаете, – Самойлов незаметно расстегнул верхнюю пуговицу мундира и тут же застегнул её обратно, вмиг сообразив, что приезжему может не понравиться его внешний вид. Принесла же нелёгкая на его голову этого. – Гостиница «Манжини», к примеру, имеется. Очень солидное заведение. Рекомендую. Принадлежит французу, Луи Манжини. У Анисима Егоровича Лукьянова неплохое заведение. Пользуется большой популярностью. Опять же, «Кувшиновское подворье», «Кондрашовская», – столичный гость тяжело вздохнул.

– Достаточно. И в какой из них нет клопов?

– Да что ж вы такое говорите! Какие клопы! У нас с этим даже очень…

Господин приезжий как-то странно кинул взором глазами бутылочного цвета в голубые зрачки Самойлова, и тот понял – далее врать не следует. Несколько раз надзиратель для проформы хлопнул пышными ресницами, явно понимая, что более выгораживать владельцев гостиниц смысла нет, и произнёс:

– Поезжайте в «Мичуринскую». По крайней мере, там ресторация неплохая».

Герой романа ступил на благовещенскую землю с пароходной пристани недалеко от Триумфальной арки. А извозчика нанимал на улице Большой. Если бы он решил ехать в гостиницу «Манжини», то ему пришлось бы повернуть налево – она находилась на пересечении Большой и Никитской, то есть Комсомольской улицы. А вот «Кондрашовской» гостиницы или «Кувшиновского подворья» тогда и вовсе не было – действие романа происходит в 1900 году, а эти гостиницы были построены гораздо позже. Так что герой наш отправился в вымышленную гостиницу «Мичуринскую». Хотя мог смело направляться в реально существующую гостиницу «Россия». Правда, извозчика для этого нанимать не было смысла. Гостиница находилась недалеко от Триумфальной арки на Набережной.

Гостиница «Центральная» или позже – «Россия» была построена благовещенским купцом и пароходовладельцем Лукьяновым в конце 19 века. Здание из красного кирпича рядом с пассажирской пристанью. Это было очень удобно для приезжающих. Клиентам сдавали 48 номеров стоимостью от 50 копеек до 3 рублей в сутки. Рядом находилась баня. После Лукьянова гостиницей владели купцы Исаев, Бродовиков. Заведение считалось комфортабельным, с хорошим обслуживанием и рестораном.

Была в Благовещенске ещё одна гостиница с названием «Россия». В центре города недалеко от пароходной пристани по Американскому переулку, в доме известного благовещенского купца и пивовара К.О. Августовского. В гостинице было 25 номеров со всеми удобствами, отдельные кабинеты, два бильярда. Постояльцам предлагались вина лучших марок, завтраки и ужины, русские и иностранные газеты и журналы.

В это же время француз Де Лорм построил на Большой улице в Проезжем переулке (это район Ленина-Комсомольской) очень красивую деревянную гостиницу, которую вскоре продал своему соотечественнику Луи Генри Манжини. Гостиница несколько лет называлась «Манжини», потом «Гранд- Отель». С 1909 года владелец сменился – им стал благовещенский купец Ф.И. Димиев. Но владел гостиницей он недолго – пожаром 2 февраля 1910 года здание было полностью уничтожено.

От многих городских гостиниц и так называемых «номеров», находившихся в разных частях города, до наших дней дошли лишь названия: «Лондон», «Дрезден», «Крым», «Энергия», «Малороссия», «Сибирское подворье» и даже «Метрополь».

Одну из городских гостиниц можно увидеть на старой фотографии. Заведение принадлежало некоему Барщевскому.

В 1913 году на улице Благовещенской для гостей города были построены сразу два заведения. Гостиница «Кувшиновское подворье», на 40 номеров считалась очень комфортабельной. А вот для более демократичной публики буквально напротив подворья построила свой постоялый двор купчиха Тарасова. Здесь останавливались в основном торговцы Амурского базара, который находился на месте нынешнего универмага и здания почты.

На постоялый двор купчихи Тарасовой приезжали крестьяне и ремесленники, которые привозили в город свою продукцию. Не только на Амурский базар. И до Гостинодворского, что на Чуринской площади, было недалеко. Комнаты в постоялом дворе были многоместными, комфорта немного, зато цена удобная.

А вот напротив – всё в точности до наоборот. Трёхэтажная гостиница на сорок номеров была построена для более обеспеченной публики. Построили её наследники купца Ильи Ивановича Кувшинова. Купец занимался торговлей и золотым промыслом. Сегодня здание считается одним из самых красивых в городе. После национализации, при советской власти в гостинице разместилась местная ЧК.

И самая, пожалуй, известная гостиница – «Кондрашовская». Перестроена из бывшего магазина Гуриковых. Гостиницу называли по имени новых владельцев. Они выкупили сгоревшее в 1912 году здание, достроили 3 этаж и в 1915 году открыли гостиницу, как писала реклама: «по образцу столичных первоклассных гостиниц». 36 роскошно меблированных номеров, бильярд, кофейная и ресторан. В меню предлагали русские щи и кашу, суп профетроль, спаржу полонез, пудинг Саго и другие не менее изысканные блюда. «Кондрашовская» стала самой крупной гостиницей в городе. Уже в советское время к ней добавили пристройку, и последние годы здание было известно как гостиница «Амур».

История этих построек продолжается.

Просмотров всего: 614