Открыть архив категорий
17907 
роликов

за сутки:

за месяц: 209 


Оборона Благовещенска. Часть I

События 1900 года

Жарким июльским вечером 1900 года благовещенцы по обыкновению прогуливались по набережной и обсуждали странные события, произошедшие накануне. Китайцы обстреляли два русских корабля; на «Михаиле» и «Селенге» были убитые и раненые. «Не может быть, чтобы нападение происходило с ведома Айгунского начальства, – рассуждали обыватели, – скорее всего, это шалости китайских солдат». Так рассуждала беспечная благовещенская публика, пока часов в семь вечера не грянул пушечный выстрел. За ним покатился гулом второй, третий, четвёртый… Военный конфликт начался.. Спровоцировали военные действия китайские повстанцы – ихэтуани. «Ихэтуань» переводится как «отряды мира и справедливости». Это восстание было последней попыткой ответа на насильственное открытие Китая иностранными державами. В то время в Китае был популярен карикатурный рисунок, на котором сильнейшие державы делят территорию Китая. Сыграв на патриотических чувствах безграмотной массы, повстанцы организовали восстание внутри страны. Рассказывает Олег Тимофеев, старший научный сотрудник центра геополитических исследований Амурского государственного университета: «События ихэтуаньские начались не в районе Благовещенска. Начались они в более южных китайских провинциях: первоначально в провинции Шаньдунь, а затем волнения эти перекинулись на столичную провинцию, которая тогда называлась Джи И. Ихэтуани стали контролировать Пекин. К власти пришли люди, которые им сочувствовали, которые хотели пересмотреть условия заключённых полвека назад договоров, поэтому первая кровь пролилась там, в Пекине. Впоследствии эхо этих событий докатилось до северо-востока Китая и достигло провинции Хэйлунцзян. Ну, а тут и до Благовещенска рукой подать». «Благовещенск оказался в таком месте, – продолжает Олег Тимофеев, – где события эти получили наиболее кровавую развязку. У власти, как в Цицикаре – в центре провинции Хэйлунцзян, так и в Айгуне, стояли чиновники, настроенные, во-первых, патриотически, во-вторых, явно антирусски. Это военный губернатор провинции Хэйлунцзян Шоу Шань, и местный начальник округа – «фудутун» по-китайски, звали его Фэн Сян. Так вот, они – единственные из местных китайских администраторов во всей Манчжурии, кто отдал приказ о начале военных действий против России». Кроме того, на правом берегу Амура ещё со времен Айгунского договора с 1858 года находился так называемый Зазейский район, или Манчжурский клин. По условиям договора цинские подданные, которые проживали на левом берегу Амура, могли оставаться в местах своего проживания. В 1900 году на прибрежной части левобережья Зеи находились заимки молокан, где они пасли скот и разводили хозяйства, а вся территория далее, примерно до Константиновки, была манчжурским районом. Поясняет сотрудник областного краеведческого музея Владимир Абеленцев: «По разным данным, к 1900 году там было минимум 15 тысяч населения, а вообще говорили о том, что там не меньше 35 тысяч. На российской территории это был коридор, через который шли китайцы и манчжуры на заработок с того берега. И, хотя территория считалась российской, само население находилось под юрисдикцией айгунских властей». Это была территория постоянных конфликтов. Жившие там китайцы и манчжуры в штыки встречали все распоряжения русских властей, спиливали телеграфные столбы, там были курильни опиума, процветала контрабанда. «Это было злачное место , – продолжает Владимир Абеленцев, – русские люди ездили туда не просто в китайские харчевни. Там была самая дешёвая водка в любой избе, практически все они работали как шинки, поэтому и благовещенцы, и жители окрестных селений очень часто ездили туда, так сказать, похулиганить». До восстания ихэтуаней у благовещенцев с китайцами были вполне нормальные отношения. Китайцы получали здесь работу и обширный рынок для сбыта своей продукции. Но уже в июне 1900 года в китайском квартале Благовещенска появились листовки ихэтуаней, из-за реки стали приходить представители повстанцев, которые пытались спровоцировать на восстание своих земляков. Многие китайцы, предвидя исход, убегали из города заранее. Большинство предупреждали своих хозяев о грядущих событиях. Китайские купцы говорили о том же своим деловым партнерам. Война эта, кроме фанатиков-ихэтуаней, никому на Амуре не была нужна. И всё же в седьмом часу вечера 2 июля 1900 года по всей линии китайского берега вдруг появились дымки, затем засвистали пули. К ружейной стрельбе, как аккомпанемент, присоединились грозные орудийные раскаты. Толпа народа бросилась под прикрытие зданий внутрь города. Из домов на Набережной выскакивали не вполне одетые жители и бежали вслед. Извозчики, тут же поняв всё преимущество своего положения, уже летели впереди всех. Ужас происходящего был в неожиданности. Ну, кто мог подумать, что «Ваньки», как тогда называли китайцев, на такое способны? Наиболее сильная стрельба была напротив улицы Мастерской (ныне Шевченко), напротив Чуринского дома и городской Управы, дома губернатора и казачьих лагерей. Из воспоминаний свидетельницы событий 1900 года Клавдии Никитиной: «По улицам творилось что-то невероятное! Народ с криком, плачем и бранью валом валил за город. В воздухе стон стоял от смешанного гула многих голосов и свиста пуль, то и дело пролетавших над головой. По самой середине улицы непрерывной вереницей тянулись экипажи, набитые седоками». Но побежали не все. Многие остались защищать город и бросились за оружием. Ружей на всех не хватало, из-за них даже завязывались драки. Народ бросился к зданию городской Управы, затем к магазинам, в которых торговали оружием. Разбирали даже топоры. Больше десятка крупных фирм – в том числе торговые дома Чурина, Кунста и Альберса и другие, – жертвовали оружие и продовольствие для защитников города. Например, сотрудник немецкой фирмы Макс Оттович Клоос пожертвовал на вооружение 2-го участка обороны 210 ружей и 20 000 патронов к ним. Губернатора в городе в то время не было – он с остатками войск был под Айгуном. Городской голова был болен. Положение города было отчаянное. Сделай китайцы вылазку в это время, город был бы в их власти без особых трудов. На обстрел отвечала одна-единственная оставшаяся в городе батарея из двух пушек. Однако власти быстро мобилизовались и организовали оборону. В девять вечера, когда обстрел прекратился, добровольцы потянулись на берег Амура оборудовать укрепления. Историк Владимир Абеленцев рассказывает: «Вдоль всей Набережной были ложементы, но они шли не сплошной линией, а с разрывами метров 50 – 100, потом снова разрыв, насыпались валы, мешки с песком укладывались так, чтобы защитить от обстрела с китайского берега. С обратной стороны устраивались лавки – это видно на фотографиях, для того чтобы опираясь на них или стрелять, или отдыхать, потому что дежурство было круглосуточным, так как опасались ночных вылазок китайцев и вели ответный беспокоящий огонь по противоположному берегу». В минуту опасности в окопы встали бок о бок купцы и мещане, промышленники и рабочие, знатные горожане и беднота. Например, дворянин Константин Августовский был начальником первого участка береговой обороны, а его помощниками – титулярный советник, представитель компании «Ельцов и Левашов» Дмитрий Дулетов и дворянин Владимир Ружицкий. Купец и предприниматель Семён Савич Шадрин взял в руки оружие и стал дружинником пятого участка береговой обороны. Начальником третьего участка обороны был предприниматель и золотопромышленник Николай Зиновьев, купец Пётр Иорданский был его помощником. Из воспоминаний свидетельницы событий Клавдии Никитиной: «Замечательно, что в эту минуту действительной и грозной опасности исчезли всякие привилегии, сгладилась всякая социальная разница. Все были только людьми и инстинктивно жались друг к другу по пословице: "на людях и смерть красна"». Потом целое и единодушное нечто снова разбилось на свои составные части, постепенно выделило из себя "их превосходительств", "их степенств" и многое другое ещё. Люди опять стали тем, чем они были до катастрофы, всяк сверчок нашёл свой шесток. Вначале же это единство и равенство резко бросалось в глаза». В результате обстрела в первый день были убиты три человека и ранены шесть. Ранним утром обстрел начался вновь. Высадки с китайского берега вновь не произошло, хотя город был безоружным. Наконец, 4 июля оборона города в целом была организована. Добровольцами записались около тысячи горожан. Вскоре по городу стали расклеивать листовки с обращением городского полицмейстера Батаревича: «Нет опасности, когда мы все заодно, дружно, без страха, совместно, вооружаясь, чем можно, встретим, если только понадобится, врага-нехристя, помня: Бог с нами, а не будем верить каждому нелепому слуху, распускаемому со страху глупым человеком и не будем бросаться в кусты, где мы беспомощны». К 4 июля была закончена линия укреплений, растянувшаяся на 10 вёрст. На ней установили семь орудий. Действия артиллеристов были такими удачными, что они сумели перетопить все китайские джонки на том берегу. Но был в этой небольшой войне один очень трагический и позорный для России эпизод – так называемая «благовещенская утопия». А среди всех потерь была самая горькая – не стало замечательного поэта Леонида Волкова.. Подробней об этом в следующих программах. … Продолжение следует

20 июля 2011, 16:56

Видеоматериалы предоставлены
телекомпанией «Альфа-канал»
 
Просмотров за день: 0
Просмотров всего: 305

Поделиться:

Комментарии (всего: 2)

2.
romaks
5 февраля 2016, 16:12

позор был когда "делили" имущество утопленных китайцев.

1.
Офицер штаба
21 июля 2011, 09:04

Трагический - да, позорный – нет.

Позор был бы если китайцы взяли город, и вырезали бы благовещенцев как «свиней».

» Все комментарии

Комментарии посетителей сайта выражают их субъективные точки зрения и не являются продукцией информационного агентства «Амур.инфо». Подробнее
Если комментарий содержит информацию, которая оскорбляет либо порочит честь, достоинство или деловую репутацию человека, он вправе обратиться в редакцию с просьбой об удалении не соответствующих действительности сведений.

Благовещенские мельницы

Благовещенские мельницы

Мукомольная промышленность в Приамурье
+640
История судостроительного завода

История судостроительного завода

Завод Семёна Шадрина
+459
История одной реставрации

История одной реставрации

Дом предпринимателя из Гамбурга Генриха Людерса
+591
Китайский квартал

Китайский квартал

Прежние взаимоотношения китайцев и амурчан
+511
История Амурского областного краеведческого музея

История Амурского областного краеведческого музея

Один из старейших музеев Дальнего Востока
+460

Пожалуйста, опишите, что изображено на видео, когда и при каких обстоятельствах оно снималось.

 
Немного не вписался в свою полосу

Немного не вписался в свою полосу

Большегруз повредил легковушку на «калининском кольце»
+478
Водитель очень спешил

Водитель очень спешил

Нарушитель на перекрестке Конная–Кузнечная
+665